ФЭНДОМ


Угорь

на брѣгъ кѫдьмъ вдрѫгъ вънесло оугрѧи вранъ сказалъ ѿ оудивленїе крѧ - Колаева Летопись

Князь Угорь (глаголич. ⰽⱀⱔⱐ ⱁⱆⰳⱁⱃⱐ) - хтоническая поэма-пелядь, напетая Колаем Куруновым и Лукианом Кобриным в ожидании полировки пилонов.

Отражает целый историко-культурный пласт, которым Отцы Мызы любят лежать поутру.

Является памятником сугубой письменности и проливает свет.

Одно из немногих произведений Мызы, не содержащее обсценной лексики, а жаль.

Disclaimer

Мыза любит и уважает город Биробиджан.

Все члены Мызы настолько тепло относятся к этому замечательному месту, что сами уже давно стали биробиджанцами и биробиджанкой.

И да, ей таки стал Колай.

Любые упоминания в тексте касаются Не Того Биробиджана, а совершенно другого.


Князь Угорь
(одноактовая поэма-пелядь)

На Кудьмы брег печальный и тоскливый
волною пенною вдруг вынесло угря.
Тот Угорь быль при жизни угро-финном
и вран сказал от удивленья «кря».

И вълк сказал от удивленья «мяу»
и принялся карась писать стихи,
а Угоря всё било, жало, мяло
волной жестокою насупленных стихий.

В печали мглистых гор берет начало,
течет потоком мутным чрез поля
река широкая как тензорное поле -
то Кудьма-мать, то родина моя.

Блестели тускло под дождем шеломы,
когда по хмурым кудьминским брегам
шли витязи обуздывать просторы
под воеводством князя Угоря.

В те дни по всем градам и весям
неслись враны с призывами на брань
и шли богатыри склизливым лесом,
чтоб с Угрем вместе лысого гонять.

Коварный ворог - Хант плешивых Мансов -
стяжал границы плодородный край.
Отвоевать родное пепелище
собрал Угорь мужей союзну рать.

До полдня отойдя полкилометра,
князь Угорь разбивает войска стан.
Отстроив два шатра, трактир и яму,
заложен город был Бьръбиджанъ.

Во мраке, словно морок полунощный,
дружину караулит из кустов
коварный лысый враг, в руке сжимая
колоду ядом брызжущих гусьёв.

А Угорь-князь пирует непрестанно,
хоть ветр шумит и льет как из ведра,
и мрачны берега реки бурливой
укрыли пьяных витязей тела.

Но Угорь вместе с тем отнюдь не дремлет:
он озирает куст, и дёрн, и ветвь.
И ухо тишине, как песне, внемлет
По-над рекой, и тишь ему ответ.

Тут из куста выходит вдруг кърова
и молвит "мене текел упарсин".
И солнце закатилося сурово,
и ветър заболботал на фарси.

Но чу! Вдруг разошлись седые тучи
и, лунным светом озарив стога,
младая дева к ним выходит из-за древа…
Немеет угрева седая борода!

- Ах, чаровница, кто ты? Молви слово,
раскосая дебелая краса!
К ней обращается князь Угорь так с вопросом,
перстами нервными пригладив волоса.

«Кто - я? Кто я? Меня зовут Евгений.
А изредка меня зовут Егор, -
ответила, играясь, чаровница
и потупила огненный свой взор.

«Какие перси, словно репа налитые! -
подумал Угорь, жилами трясясь.
- Ланиты словно репа налитые!»
Пленен Егор-Евгением был князь.

Восточных глаз сверкнул огонь лукавый
и Угря охватил могильный хлад.
Но говорит: «Позволишь ли лобзаньем
приветствовать как гостью здесь тебя!»

Егор-Евгений, не теряя время,
стянула джинсы и воротничок -
и вечер пал, остановилось время,
и репа налилась, и пел стручок.

Но на вершине княжеской услады
стозевные шипящье гусья
низринулись на рать хмельную Угря,
в живых оставив только лишь Угря.

Погибла рать в лихое одночасье,
и в ужасе средь темени лесной
узрел князь Угорь страх Бьръбиджана,
пытаясь честь сберечь одной рукой.

С раскосою улыбкою Евгений,
личину подлую Егора сняв с чела,
сказал ему: «Плешивый Хант Мансийский
приветствует на Кудьме, князь, тебя!»

«Егор-Евгений, ты мне изменила! -
воскликнул до души убитый князь.
Но лишь смеялась терпкая Далила
и изменялась дальше, всё смеясь.

И князю многое тогда казалось,
но он опешил как сайгак, когда
(и в ужасе вскричал) вдруг показалась
огромная мансийская гульба.

Что дальше - лишь молчит о том легенда,
но не молчит немолчный бразерс.ком.
Но лучше молчаливая легенда,
чем завсегда немолчный бразерс.ком.

Ах, Кудьма-мать! Твой ропот полунощный
мешает летописцам грезить в снах.
Немудрено, ведь Угоря немолчный
всхлип утонул в ласкающих волнах.

Сомкнулись хладны кудьминские воды
и щелкнул клювом пролетавший вимо вран,
и лишь увидев тело князя угря,
промолвил он немногословно «кря».

Вот так, друзья, бесславно сгинул Угорь,
хоть был силён, умён и моложав.
Поэтому совет вам мой сугубый:
не ездите гулять в Бьръбиджанъ.

Несёт река свои секреты к морю,
и хмурые легенды вдаль несет
о князе Угре, о Егор-Евгеньи,
и больше ничего уж не несет.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.