ФЭНДОМ


Qnn5efA8t9k

Песни Последних Моряков - цикл текстов Отцов МЫЗЫ, зачем-то созданный в чаде кутежа и исполненный Куруно Кора во время Неторопливого Путешествия в префектуре Ноггано в присутствии оябуна Знакомоко в традиции альтернативного традиционного японского театра Субуго.


Авторство

Традиционно автором первой части части Песен считается Лукиан Кобрин, второй - Сорбина Небо, третьей и четвертой - Колай Курунов в сотрудничестве с Трентом Резнором и Не тем Иисусом.


I. РЫБКИ ФУГА

К леске второй линейки

QwPudtMhot0

Привязываю крючок, 

Скрипичный ключ, 

На него насаживаю 

Наживку из двух бемолей: 

Соль-минор очень к лицу 

Этому дождливому утру. 

Замах четвертной паузы, 

и тема изгибается дугой, 

А вот и добыча - рыбка 

Увивается противосложением 

Вокруг тонущей темы. 

Вскоре на приманку набрасывается 

Целая стайка голосов 

Терзают её 

Мелкими зубками, 

Диезами и бекарами. 

Подсекаю кадансом 

И из взбаламученного хроматикой озера 

Вылетает моя добыча, 

Поблёскивая 

Финальным мажором, 

Своей чешуёй. 

Я поймал к завтраку фугу - 

Как бы не умереть 

Этим дождливым утром.



II. МОРЕ

Море - это и начало и конец, это место, к которому бежит обречённая душа, место, где она очищается от крови и грязи; оно бесконечно, как боль, и прекрасно, как жизнь.

Море - это раскрытая повесть, которую ты никогда не дочитаешь, потому что страницы меняются каждое мгновение, запуская буквы брызгами в твоё сердце.

Море - это приют для тех, на ком негде ставить проб, оно принимает всецело и безвозмездно.

К нему тянется разум, когда, вскипячённый бравадой бывших, он стремится порвать себя на мелкие кусочки от ненависти к себе и к ним. 

Море поглотит тебя и выплюнет обновлённым, чистым, оно сделает твои кости кораллами, которые не сломает ни один бессердечный садист. Оно сольётся с тобой и сделает тебя частью себя, оно нашепчет ветрами свои печали и вынесет сор из усталой головы. 

В жизни каждой из нас наступает момент, когда нам начинает сниться море. Огромное, величественное, невероятное. Оно будет напоминать нам любовь, ту самую, которая кружила голову и скручивала тело, ту, которая выплакала море слёз, ведь по сути, нас тянет именно к нему, чтобы ещё раз окунуться в эту убийственную сладость.

Лишь подумав о движении волн, каждая безумица бежит по песку, расплескивая вокруг себя стайки прозрачных капель. 

Геленджик - это тоже море. Какая разница, Сочи или Кипр? Главное - душа моря. Таинственная, глубокая, невозможная. 

Она будет преследовать тебя всю жизнь, неважно, встретились вы или нет. Она будет приходить тебе в кошмарах и топить тебя, а затем, тихо шурша галькой и мягкими стёклами, улыбнётся и вытащит на берег. 

Именно там, на море, кожа так горяча, а дыхание так солнечно, что путается в твоих волосах. Ты обнимаешь его за загорелые плечи, целуешь и шепчешь: "Я тебя люблю". Он слегка улыбается губами, иссушенными солёным ветром, тихо сжимает краешек твоего ситцевого платья, и говорит: "Я тебя тоже".


III. LA MER

La mer называл Трент Резнор море, любя, и всегда в женском роде, потому что держал в подвале парочку

Ajwdz-DxLmc

канадских геев, которых заставлял есть собачатину и писать соленый IDM, позволяя ебаться в жопу по праздникам.

- And the sea will come to kiss me 

For I am going 

Home, - поговаривал старина Трент, закуривая трубку, и, заглушая стоны канадских пидоров из подвала, громко добавлял:

Nothing can stop me now!


IV. ВОДИТЕЛЬ 

Рыбка

Я тонул,

Я почти не дышал, 

Потому что на дне 

Это лишнее. 

Я разглядывал крабиков к пиву 

И прозрачные хлебные слезы 

И хотел уже лечь отдохнуть, 

Но идя по воде, 

Мимоходом, 

Кто-то легким движеньем 

Меня подхватил. 

И я умер, и выплюнул жабры, 

И отправился в мир. 

У меня на багажнике рыбка, 

Это Иисус меня выловил, - 

Улыбаясь, пою.